четвер, 31 січня 2013 р.

Трое российских астрономов-любителей получили международную премию за открытие комет

Смитсонианская астрофизическая лаборатория в американском городе Кембридж (штат Массачусетс) объявила лауреатов престижной международной премии имени Эдгара Вильсона, присуждаемой за открытие новых комет. В их числе оказались трое россиян - Леонид Еленин, Артем Новичонок и Владимир Герке.

Еленин, сотрудник Института прикладной математики им. М.В.Келдыша РАН, удостоился премии за открытие в июле 2011 года кометы Р/2011 N1. Ученый получает эту награду второй раз подряд. В прошлом году премию ему присудили за обнаружение знаменитой кометы С/2010 Х1, которая, по мнению сторонников теории "конца света", должна была приблизиться к Земле на опасное расстояние, поясняет ИТАР-ТАСС.

Новичонок, руководитель обсерватории "Астерион" при Петрозаводском государственном университете, и его коллега Владимир Герке получили премию за совместное обнаружение в сентябре 2011 года кометы Р/2011 R3.

Помимо россиян наград были удостоены еще два человека - американец Фред Брунджес (за открытие в феврале 2012 года кометы С/2012 C2) и австралиец Терри Лавджой /за обнаружение в ноябре 2011 года кометы С/2011 W3, получившей прозвище "рождественской").

В декабре 2011 года комета Лавджоя прошла сквозь корону Солнца и, вопреки прогнозам ученых, не погибла, а продолжила свой путь. В 2007 году Лавджой также получил премию Вильсона за открытие сразу двух комет.

Премия Вильсона была учреждена в 1998 году в соответствии с завещанием американского бизнесмена Эдгара Вильсона. Она ежегодно присуждается астрономам, которые в течение года с помощью любительской аппаратуры открыли одну или более комет, впоследствии получающих их имя.

Общая сумма премии составляет порядка 20 тысяч долларов, которые поровну делятся между лауреатами.

Как отмечается в пресс-релизе Смитсонианской астрофизической лаборатории, в последние годы поиск комет происходит, в основном, при помощи больших профессиональных телескопов, поэтому вклад в это дело астрономов-любителей достоин специальной премии.

Иран планирует 2 февраля запустить сразу три спутника

Иран намерен запустить три спутника собственного производства 2 февраля — в национальный день космических технологий. Об этом заявил директор Иранского космического агентства Хамид Фазели.


Он уточнил, что на орбиту будут выведены спутники "Фаджр", "Нахид" и "Каем".

По словам Фазели, Тегеран также планирует запустить спутник "Шарифсат" до 20 марта этого года и еще один спутник "Толоо" в ближайшем будущем, передают интернет-СМИ.

Как сообщалось, 28 января Иран запустил ракету-носитель для вывода на орбиту так называемой "капсулы жизни" — аппарата, на борту которого находится обезьяна. Иранский космический аппарат благополучно вернулся на Землю, обезьяна жива, сообщил иранский телеканал Al-Alam.

Предыдущая попытка иранцев отправить в космос обезьяну завершилась неудачей. 13 октября 2011 года Тегеран запустил животное в суборбитальный 20-минутный полет на ракете Kavoshgar-5, однако тогда обезьяна погибла.

Отмечается, что успешный запуск обезьяны в космос — первый шаг на пути подготовки Ирана к отправке в космос человека. Ранее Тегеран сообщал о планах запуска в космос аппарата с человеком на борту к 2020 году. Впервые Тегеран запустил свой спутник на орбиту Земли в 2009 году и продолжает работать в этом направлении. На Западе озабочены планами Ирана по освоению космоса, сомневаясь в мирном характере космической программы. В свою очередь, Исламская Республика отрицает, что национальные космические программы связаны с военными задачами.


http://www.rosbalt.ru/main/2013/01/31/1088033.html

Певец Децл может отправиться в космос

«Это будет сказка, которую я буду рассказывать своим детям...», «Хочу подальше слинять от родителей». Как вы думаете, о чем эти рассуждения? Оказывается, так мотивировали свое желание полететь в космос молодые россияне. «МК» узнал о том, как идет состязание в конкурсе на бесплатный полет, объявленный американской частной компанией — создателем космического корабля-челнока XCOR LYNX KM2.

Напомним, Международная космическая академия ААSA (Axe Apollo Spaсe Academy) решила запустить в космос 25 парней под девизом: «Улети парнем, вернись героем». Этими счастливчиками будут победители национальных конкурсов из разных стран. Только в космос их забросят ненадолго. Дело в том, что этот полет далек от десятидневных туристических миссий на МКС. Запуски будут осуществляться на двухместном пилотируемом космическом корабле на высоту 103 км, то есть до суборбиты, ближней к нам границы космоса. Космический самолет чрезвычайно быстро наберет скорость, поднимаясь до нужной высоты почти вертикально. На самой верхней точке двигатели выключатся, пилот переведет самолет в режим полета по баллистической, то есть свободной траектории... В этот момент находящиеся в космическом лайнере люди потеряют вес — то есть на несколько минут окажутся в состоянии полноценной невесомости. К тому же в иллюминаторы можно будет увидеть нашу планету такой, какой ее видят «обитатели» Международной космической станции. После эдакого «зависания» в ближнем космосе корабль начнет плавно снижаться, а на подходе к Земле снова включит свои двигатели и приземлится на том же аэродроме в Орландо, откуда и взлетал. В целом полет продлится чуть больше часа.

Как сообщили «МК» представители американской фирмы, которая готовит эту миссию, к 28 января заявки на участие в конкурсе на сайте axeapollo.com подали 3 тысячи россиян мужского пола (девушек в первый полет не берут). Те, кто не хочет участвовать в конкурсе, могут проголосовать за понравившегося кандидата. В данный момент проголосовавших около 16 тысяч. По количеству «лайков» и отберут первых трех участников на первом национальном этапе конкурса. Потом им придется доказать, что они здоровы, как молодые львы, и пройти дополнительные испытания в космическом кампусе в Орландо. А именно: тренировку на центрифуге, полет на самолете по параболической траектории и даже на сверхзвуковом истребителе.

Первого претендента на полет от России отберут в конце февраля. Пока же известно, что на данный момент лидером необычной гонки является певец Кирилл Толмацкий (Децл) под псевдонимом Juzeppe-Jostko. Как и многие участники, в разделе анкеты «Твоя мотивация» он написал: «Хочу полететь в космос, потому что это моя мечта». На второй позиции парень под ником Saroar, на третьей — Сергей Минаев. Судя по фото, не певец. Все остальные паспортные данные организаторами до поры до времени засекречены. По сути болельщики голосуют только за самые необычные мотивировки участников.

"Осторожно, люди!": животные и космос


В своем блоге легендарный ведущий Русской службы Би-би-си Сева Новгородцев смотрит на новости дня порой под самым неожиданным углом.

Иран запустил в космос обезьяну. "Это - заявил иранский ученый, живущий в Британии, - дальнейшее доказательство научно-технического прогресса, созвучного Исламу. Ислам и прогресс могут сосуществовать, не мешая друг другу. Международный авторитет Ирана растет, демонстрируя, что санкции против него недействительны". Конец цитаты.

Тренировка примата заняла больше года, полет совершался на ракете "Кавошгар-3". "Модуль с живым грузом, - заявило иранское агентство "Фарс", - успешно вернулся на землю".

Обезьянку-космонавта по имени на всякий случай не называют, может быть потому, что пришлось бы вспоминать и называть и ее предшественника. При предыдущем запуске в космос живого груза, как сообщалось, "выполнить поставленные задачи не удалось".

По освоению космоса Иран, я бы сказал, находится примерно на уровне СССР конца 50-х или США конца 40-х. Американцы в свое время начинали с фруктовых мушек, но в 1948 году, вдохновленные успехом, отправили в околоземное пространство макаку Альберта, запустив его на борту ракеты V2 на высоту 68 километров.

Бедняга Альберт задохнулся во время полета. Год спустя подвиг макаки решили повторить, но у Альберта 2-го не раскрылся парашют, и он сгорел в плотных слоях атмосферы.

В этом месте люди суеверные на всякий случай сменили бы имя подопытному астронавту, но штатники решили стоять твердо. Альберт 3-й погиб во время взлета при взрыве ракеты.

Альберт 4-й погиб как Альберт 2-й. Сгорел. Погиб и Альберт 5-й. Альберту 6-му дали в напарники мышь по имени Йорик. Как это у Шекспира: "Бедный Йорик! Я знал его, Горацио..." Эти слова Гамлет говорит, держа в руках череп любимого придворного шута, который когда-то катал его на закорках.

С таким именем шансов уцелеть у мыши было немного. Судьба Йорика осталась в тени, но Альберт 6-й, вернувшись на землю живым, скончался через два часа после приземления.

Вспоминается тут 3 ноября 1957 года, запуск "Спутника-2" с собакой по имени Лайка. Бездомных дворняжек подбирали на улицах Москвы, считалось, что они прошли естественный отбор и потому лучше адаптированы. Поначалу собачку назвали Кудрявкой, потом звали Жучкой, одно время дали кличку Лимончик, но потом все-таки остановились на Лайке. Имя это вошло в историю.

У Лайки были предшественницы - собачки Альбина и Мушка, но они повторили судьбу космонавтов, сошедших с дистанции раньше времени. Их не помнит никто. Среди людей помнят Гагарина, среди собак - Лайку . Ее принесли в жертву ради космической гонки.

Мало кто знал, что доктор Владимир Яздовский перед запуском Лайки в космос взял ее к себе домой поиграть с детьми. "Хотел сделать ей хорошее, - вспоминал он в своей книге о советской космической медицине, - жить Лайке оставалось совсем немного".

Англичане болезненно восприняли гибель Лайки. Британская Национальная лига защиты собак призвала всех собачников страны провести минуту молчания, а Королевское общество по предотвращению жестокости по отношению к животным начало протесты еще до запуска космического корабля. Пикеты с лозунгами в защиту дворняжки стояли у посольств СССР во многих странах мира. Собачье имя Лайка стало популярным.

Сегодня подобных протестов я не жду. Можно, конечно, поехать к посольству Ирана и развернуть там плакат "УВАЖАЙТЕ ПРАВА ИРАНСКИХ ОБЕЗЬЯН!". Но ведь в свое время ни советских собак, ни американских обезьян никто не уважил.

Вспомним, сколько Альбертов головы сложило во имя научного прогресса.


"Чандра" наблюдала за космическим суперпузырем

Космическая рентгеновская обсерватория "Чандра" следила за космическим суперпузырем в Большом Магеллановом Облаке.

При помощи орбитального телескопа "Чандра" ученые изучили космический пузырь, расположенный в галактике Большое Магелланово Облако на расстоянии 160 000 световых лет от Земли.

Этот космический суперпузырь получил обозначение DEM L50.

По словам астрономов, этот суперпузырь был создан под воздействием солнечных ветров, исходящих из массивных звезд. В основном, подобные пузыри возникают при взрыве массивной звезды по типу сверхновой, когда возникают не только мощные солнечные ветра, но и ударная волна.

Орбитальный телескоп "Чандра", который следил за космическом пузырем в Большом Магеллановом Облаке, представил его фотографи в оптическом и рентгеновском волновых диапазонах. 

Суперпузырь DEM L50 был образован после взрыва сверхновой звезды SNR N186 D. Расстояние между космическим суперпузырем и останками сверхновой относительно небольшое, как видно на первом составном изображении, представленном выше.

По мнению астрономов, которые занимаются исследованием космических пузырей в нашей Вселенной, пузырь DEM L50 продуцирует самое мощное рентгеновское излучение, по сравнению, например, с другими известными космическими пузырями LMC, N44.

Звёзды могут быть поздними родителями

Оранжевый карлик TW Гидры, отстоящий от нас на 176 световых лет, живёт вот уже примерно 10 млн лет. Поэтому, согласно теориям планетообразования, сформулированным задолго до открытия первой экзопланеты, у него либо уже есть планеты, либо их теперь никогда не будет.

И всё бы хорошо, но наблюдения на космическом телескопе «Гершель», что принадлежитЕвропейскому космическому агентству, показали, что оба варианта не соответствуют действительности. Хотя ранее подозревавшийся кандидат в экзопланеты TW Гидры b так и не подтвердился, звезду массой в 0,7 солнечной окружает массивный протопланетный диск — возможно, более внушительный, чем тот, что в своё время сопутствовал Солнцу.

«Обычно звёзды этого возраста уже очистили пространство вокруг себя от окружающего материала, но эта всё ещё имеет достаточно массы [диска вокруг неё], чтобы породить эквивалент пятидесяти Юпитеров», — объясняет возглавляющий исследовательскую группу Эдвин Берджин (Edwin Bergin) изМичиганского университета (США).

Помимо обнаружения звезды в столь интересном положении при необычайно зрелом возрасте, исследование продемонстрировало и более совершенный метод «взвешивания» протопланетного диска вокруг иных звёзд. А важно это потому, что именно от массы диска зависит, появятся ли вокруг звезды планеты, и если да, то в каком количестве и какой массы. Хотя о существовании такого образования в случае TW Гидры было известно с 2005 года, незнание точной массы не позволяло сделать вывод о его значимости и дальнейшей судьбе.

Для обнаружения основного газового компонента протопланетных облаков — водорода — неплохо бы исследовать его следы в спектре излучения, доходящего до нас из района звезды. Однако молекулы водорода, облучаемые светом от звезды, испускают электромагнитные волны, слишком короткие для того, чтобы их мог заметить «Гершель». А вот дейтерид водорода (HD) излучает как раз в нужном для космической обсерватории диапазоне.

Разумеется, наличие сверхмассивного протопланетного диска, который обнаружен благодаря новой технике наблюдений, концентрирующейся на следах дейтерида водорода, ещё не означает стопроцентной гарантии формирования вокруг TW Гидры огромной и сверхмногочисленной планетной системы, но значительную вероятность такого сценария теперь трудно исключить.

Главное же вот в чём: новые наблюдения в очередной раз показали, как мало мы знаем о механизмах образования планет. Если прежде астрономам попадались системы, формировавшие планеты со скоростью выше предсказанной теорией, то теперь настала пора «поздних родителей», создающих планеты через миллионы лет после того, как подобный процесс, по всем теориям, должен был закончиться.

Отчёт об исследовании опубликован в журнале Nature.

NASA запустило спутник нового поколения


В штате Флорида состоялся запуск ракеты-носителя Atlas-5 с коммуникационным спутником нового поколения TDRS-K, который будет использоваться в системе слежения и передачи данных NASA. Ракета стартовала с космодрома на мысе Канаверал в среду в 20:48 по времени Восточного побережья США.

Выводить космический аппарат на орбиту было доверено компании United Launch Alliance – совместному предприятию американских корпораций Boeing и Lockheed Martin Спутник заключен в специальную капсулу в верхней части носителя, в первой ступени которой установлен российский ракетный двигатель РД-180 НПО «Энергомаш».

Примерно через полтора часа после запуска TDRS-K будет выведен на геостационарную переходную орбиту, откуда через десять дней маневрирования он, как ожидается, переместится на круговую орбиту высотой около 36 тысяч километров. Затем специалисты проведут тестирование аппарата и, если оно пройдет успешно, он заступит на службу NASA.

Разработка глобальной Спутниковой системы слежения и передачи данных NASA была завершена в 1973 году, а первый спутник связи в рамках этой системы – TDRS-A – был выведен на орбиту спустя десять лет. В настоящее время флот связи NASA включает семь действующих аппаратов. Самый старый из них был выведен на орбиту в 1988 году. Последний запуск состоялся в 2002 году.

NASA использует эти аппараты, в первую очередь, для связи с Международной космической станцией, а также с большинством научных аппаратов на околоземной орбите. В частности, через систему этих спутников передаются изображения космоса, получаемые телескопом «Хаббл», а также данные с метеорологических спутников.

Запущенный в среду аппарат – первый из трех коммуникационных спутников нового поколения, с помощью которых NASA планирует обновить постепенно устаревающую сеть связи. Срок эксплуатации TDRS-K рассчитан на минимум 15 лет. Запустить второй аппарат планируется через год.


http://news.eizvestia.com/news_technology/full/nasa-zapustilo-sputnik-novogo-pokoleniya

НАСА модернизирует систему спутников связи

Если вы хоть раз любовались красочными фотографиями космоса, сделанными телескопом «Хаббл», или смотрели как астронавты на Международной космической станции (МКС) плавают по своей орбитальной лаборатории в состоянии невесомости, то знайте, что это было бы невозможно без целой спутниковой флотилии.

Космическая сеть

Эти спутники входят в так называемую «космическую сеть» НАСА или, говоря официальным языком, спутниковую систему слежения и передачи данных (СССПД).

Заместитель помощника главы НАСА по системам навигации и связи Бадри Юнес говорит, что наука и НАСА в их нынешнем виде не существовали бы без таких спутников.

«Все те красивые фотографии – заглядываете ли вы вглубь Вселенной, чтобы понять ее происхождение или смотрите на Землю, чтобы увидеть, что происходит с погодой – все они приходят вместе с голосовыми, видео и другими данными через систему навигации и связи», – сказал он на пресс-конференции.

В ближайшее время устаревающую космическую спутниковую сеть ждет модернизация. Вскоре на земной орбите – впервые с 2002 года – появится новый спутник.

Модернизация

НАСА готовится к запуску первого коммуникационного спутника нового поколения, который свяжет центры управления на Земле с космическими аппаратами НАСА, в том числе МКС. Запуск ракеты Atlas-5 со спутником TDRS-K с мыса Канаверал во Флориде запланирован на вечер среды.

Он присоединится к семи действующим спутникам СССПД. Два спутника уже выведены из эксплуатации и переведены на так называемую «орбиту захоронения» 400 километрами выше. Один спутник на орбите – запасной. После TDRS-K на орбиту будут отправлены еще два спутника.

Новый спутник рассчитан на 15-летний срок службы, но, может быть, он продержится гораздо дольше.

Наследие и будущее

В НАСА сообщили, что первый спутник СССПД, запущенный 30 лет назад, использовался для поддержки первой телемедицинской хирургической операции на Южном полюсе в 2002 году. Тогда врачи из Массачусетса помогали своему коллеге в Антарктиде восстановить работу коленного сустава у одного из метеорологов.

«Запуск – это только начало путешествия этого спутника. Его включение в созвездие ССОПД станет продолжением успешного проекта и укрепит систему связи НАСА, которая играет важную роль в работе МКС и многих других спутников, которые находятся на орбите сегодня и будут выведены на орбиту в будущем», – сказал Вернон Торп, представитель компании United Launch Alliance, которая разрабатывает для НАСА ракеты-носители.

Но это еще не все. Торп добавил, что с помощью «созвездия» ССОПД ученые совершенствуют те самые ракеты, которые выводят эти спутники на орбиту.

Как оценить массу чёрной дыры за несколько часов

Каждая крупная галактика располагает по крайней мере одной сверхмассивной чёрной дырой (СМЧД). По-видимому, существует связь между массой этого объекта и размером галактического балджа. Но непосредственное измерение массы чёрной дыры выполнить трудно, ибо она скрыта глубоко внутри галактики. 

Международная группа исследователей предложила новый, многообещающий метод измерений на основе газовой динамики. Учёные проверяли свою гипотезу на галактике с большим количеством выбросов окиси углерода — основной цели субмиллиметровых обсерваторий. Этот метод требует гораздо меньше времени, чем многие другие.

Измерить массу СМЧД не всегда просто. Астрономы могут рассчитать искомое путём отслеживания звёзд, находящихся на орбите чёрных дыр в центральных областях галактик, или посредством сопоставления выбросов соседнего ионизированного газа. Ещё один перспективный метод подразумевает использование рентгеновского и радиоизлучения: он применяется для самых массивных галактик во Вселенной. Но есть галактики, которым не подходит ничто из перечисленного.

Между тем молекулярный газ присутствует в большинстве галактик, и многие молекулы излучают в диапазоне, благодаря которому можно разглядеть окрестности СМЧД с высоким разрешением. Это прежде всего молекулы водорода (H2) и окиси углерода (CO). Последняя особенно интересна, поскольку излучает в субмиллиметровом диапазоне, то есть на границе инфракрасной и микроволновой частей электромагнитного спектра.

Газ вблизи галактического центра движется под различным гравитационным воздействием, включая внутреннее притяжение газового облака. Если в галактике есть СМЧД, она тоже будет способствовать движению газа. Его кинематику можно измерять с помощью эффекта Доплера — смещения длины волн за счёт скорости газа относительно Земли.

Авторы нового исследования измерили выбросы CO из линзовидной галактики NGC 4526, которая прекрасно подошла, потому что её балдж хорошо виден. Наблюдения выполнены с помощью «Комбинированного массива для исследований в области миллиметровой астрономии» (Combined Array for Research in Millimetre Astronomy, CARMA) — шести телескопов, установленных в Калифорнии.

Использование нескольких телескопов зачастую даёт более высокое разрешение, что позволило авторам заглянуть в центральную часть NGC 4526 и составить полную доплеровскую карту движения CO. Карту затем сравнили с различными моделями, способными объяснить кинематику газа. Вариант с отсутствием СМЧД был исключён сразу, так как это означало бы больше газа, чем наблюдалось на самом деле. Лучше всего к полученным данным подходит чёрная дыра с примерной массой в 450 млн солнечных.

Наблюдениям молекулярного газа следует доверять с осторожностью: ошибка возможна, если чёрная дыра вызывает турбулентность или если вращение газа не выровнено со звёздами в балдже. В случае NGC 4526 такой проблемы, похоже, не существует, но авторы предупреждают, что в других галактиках это может привести к завышению массы СМЧД.

Метод хорош не только тем, что молекулярный газ встречается в изобилии во многих галактиках, но и тем, что не требует много времени. По оценкам учёных, крупные телескопы (например, ALMA) могли бы собирать всю необходимую информацию за каких-то пять часов.

Результаты исследования опубликованы в журнале Nature.

Человечество нацелилось добывать полезные ископаемые на астероидах. Анализ проектов

В конце января 2012 года стало известно, что в США образована компания Deep Space Industries, которая займется добычей полезных ископаемых на астероидах. Хотя, пожалуй, правильнее будет сказать, что компания будет заниматься добычей самих астероидов — их планируется опускать на Землю целиком и обрабатывать уже здесь.

Прежде чем говорить о перспективах космических разработок, следует разобраться, что же все-таки можно добывать в космосе. Наиболее лакомым куском представляются астероиды класса М — третьего по распространенности в Солнечной системе. Дело в том, что многие (хотя и далеко не все) астероиды этого класса состоят из сплава никеля и железа. Довольно часто это просто огромные куски сплава, почти без примесей, пишет Lenta.ru.

Ученые полагают, что они образовались в результате разрушения железных ядер крупных астероидов и протопланет, сформировавшихся на заре развития Солнечной системы. Крупнейший из астероидов такого типа — 16 Психея. Его диаметр составляет около 100 километров, и он почти полностью состоит из металла (по оценкам ученых, масса астероида составляет один процент от массы всего главного пояса астероидов, где он и располагается). Главное достоинство астероидов класса М — высокое, по сравнению с земным, содержание никеля в сплаве.

Правда, как уже говорилось выше, далеко не все астероиды такого класса сплошь металлические — есть и исключения. Например, астероид 21 Лютеция (линейные размеры, напомним,132 на 101 на 76 километров), недавно произведенный в ранг планетезималей, тоже формально относится к классу М. Однако доказательств существования металла на его поверхности не наблюдается. Измерения, проведенные европейским аппаратом "Розетта" в 2011 году, показали, что средняя плотность астероида заметно больше средней плотности каменных астероидов. Вместе с тем точный состав небесного тела до сих пор остается загадкой. Это связано еще и с тем, что поверхность астероида покрыта толстым — до 600 метров в некоторых местах — слоем пыли, мешающей спектральному анализу.

Как добывать?

Первое упоминание о добыче полезных ископаемых на астероидах из астероидного пояса относится к 1898 году, когда на свет появился роман "Эдисоновское завоевание Марса" — продолжение "Войны миров" Герберта Уэллса (фанфик, как сказали бы сейчас), написанное американским фантастом и популяризатором науки Гарретом Севиссом. Сложно сказать, когда эта концепция перешла из разряда фантастических в перспективные, но в 1970-х годах NASA уже рассматривало проекты, которые подразумевали выведение на орбиту вокруг астероида рабочей станции с последующей посадкой на небесное тело и выводом последнего на орбиту Луны (изначально, правда, исключительно для исследовательских целей).

В рамках этого метода для перетягивания астероида в удобное для разработки место подходят способы, схожие с теми, которые предполагается использовать для защиты Земли от астероидной опасности. Например, это можно сделать при помощи космического буксира, который может как цепляться напрямую к самому небесному телу, так и работать на орбите, возмущая траекторию астероида своим притяжением (это так называемые гравитационные буксиры). Еще один метод, снискавший широкую известность на ниве потенциальной борьбы с Апофисом, — изменение альбедо, то есть отражающей способности. Сделать это можно при помощи обычной краски или светоотражающей пленки (если покрыть ею астероид или его часть). Остальное, при правильно выполненных расчетах, конечно, доделает эффект Ярковского-О’Кифа-Радзиевского-Пэддэка, который заключается в изменении скорости вращения тела из-за неравномерного нагрева его поверхности Солнцем. Говорят, что именно такого рода методы рассматривали в свое время советские специалисты.

Другой подход — это создание фабрики по добыче полезных ископаемых непосредственно на астероиде. Учитывая, что некоторые астероиды в одноименном поясе содержат воду, причем в довольно большом количестве (до 20 процентов от массы глин в астероидах класса C, по мнению все того же Джона Левиса), то потенциально можно рассматривать вариант строительства добывающих — и, возможно, перерабатывающих — фабрик прямо в космосе. Впрочем, подобную схему пока сложно представить без участия человека.

Есть, однако, и более экзотические варианты, исключающие непосредственное присутствие Homo Sapiens. В 80-х годах прошлого века NASA провело исследование по возможности создания самовоспроизводящейся фабрики на Луне. Проект этот, гораздо более фантастический, чем добыча полезных ископаемых на астероидах, увенчался успехом — специалисты заявили, что существующие технологии действительно позволяют создать фабрику, которая за несколько лет сможет построить свою собственную копию. Подобные фабрики, с точки зрения добычи на астероидах, представляют значительный интерес. Действительно, самовоспроизводящийся аппарат массой один килограмм, работающий на солнечном свете, при условии доступности ресурсов позволит получить спустя два с половиной года около триллиона таких машин. Их, в свою очередь, уже можно будет доставлять на Землю в нужном количестве.

Когда?

Впрочем, до самого последнего времени добыча полезных ископаемых на астероидах оставалась предметом лишь теоретических изысканий да рассуждений отдельных футурологов. Ситуация изменилась 24 апреля 2012 года, когда был представлен проект Planetary Resources. Основателями его стали американский бизнесмен Питер Диамантис, создавший фонд X-Prize для поддержки рискованных проектов, а также один из первых космических туристов Эрик Андерсон. Коллектив возглавили Крис Левики и Крис Вурхес — оба достаточно долго сотрудничали с NASA, принимали непосредственное участие в разработке марсоходов "Спирит", "Оппортьюинити" и MSL, трудились над "Фениксом". Наконец, среди советников компании значится легендарный режиссер, продюсер, создатель "Аватара" и "Титаника" Джеймс Кэмерон, а среди инвесторов — Ларри Пейдж.

Нет ничего удивительного в том, что с таким списком участников презентация компании привлекла внимание прессы и людей по всему миру. Впрочем, во время самой презентации о самом проекте было рассказано довольно скупо. Так, основатели Planetary Resources говорили, что их первыми целями станут так называемые околоземные объекты — астероиды, чья траектория движения в Солнечной системе проходит в непосредственной близости от Земли (поэтому до них легче добраться). Кроме того, они рассказали, что компания зарегистрирована в США и уже вроде как разработала первые разведывательные корабли Arkyd-100 Series (в конце января 2013 года стало известно, что масса аппарата составит 11 килограммов, и был представлен его прототип). К 2020 году в космосе планируется создать топливный склад для аппаратов добытчиков, и вот тогда уже начнется самое интересное. Правда, каким из описанных выше методов будут пользоваться аппараты компании, не сообщается.

Тогда же появились и первые мнения специалистов о проекте. Они говорили, что создатели Planetary Resources не учитывают целый ряд факторов — например, снижение цен на многие добываемые металлы, ведь стоимость той же платины, к примеру, объясняется в том числе и ее редкостью. Кроме этого, для выхода таких проектов на прибыль необходимо обеспечить существенное снижение стоимости доставки килограмма груза на орбиту. Существенно - значит на несколько порядков. Без этого о коммерческом использовании космоса можно забыть.

Однако все эти скептические заявления процесс не остановили, и в конце января 2013 года стало известно, что еще одна компания собирается добывать полезные ископаемые из астероидов. Новая фирма получила имя Deep Space Industries. Представители ее также заявили, что их компания будет ориентироваться для начала на околоземные объекты. Первые аппараты, получившие название FireFly, массой 25 килограммов будут запускаться в космос уже в 2015 году. Их целью станет геологическая разведка. Следующим этапом будут автономные системы DragonFly, которые начнут летать с 2016 года. Они будут доставлять на Землю астероиды массой до 45 килограммов. Обкатка систем будет длиться до 2020 года. После этого начнется полноценная коммерческая эксплуатация аппаратов.

Основателем и руководителем компании Deep Space Industries стал Рик Тамлинсон, принимавший участие в организации полета первого космического туриста и создании фонда X-Prize для поддержки рискованных проектов, а также создавший первую в мире компанию по серийному производству космических скафандров.

Что же получится?

Как уже говорилось выше, многие специалисты высказывают скепсис по поводу планов обеих компаний, и здесь уместно будет рассказать вот какую историю.

В США есть Аризонский кратер диаметром 1,2 километра. Он был образован в результате падения металлического метеорита 49 тысяч лет назад. Это было известно еще в начале прошлого века — геологи находили в окрестностях куски необычной породы с повышенным содержанием металлов. Один из геологов по имени Дэниэл Берринджер был уверен, что где-то внутри под дном кратера скрыт огромный метеорит, содержащий металлы — тогда просто не было известно, что при падении большая часть вещества импактора выбрасывается в атмосферу в виде пыли. Найденные же куски отломились от метеорита до того, как он упал, и тормозили в атмосфере самостоятельно.

Берринджер в течение 26 лет пытался найти метеорит, а также доказать собственную правоту научному сообществу (до 60-х годов прошлого века метеоритная природа Аризонского кратера считалась недоказанной). Для раскопок он даже купил этот кратер. Несмотря на то что платины ему найти не удалось, кратер остался в собственности семьи Берринджеров. Она превратила его в довольно популярный туристический аттракцион, который теперь приносит им солидный доход. Таким образом, хотя металла найти и не удалось, кратер все-таки приносит прибыль.

Так что новые начинания вполне могут закончится ничем — только практика покажет, насколько рентабельной будет добыча полезных ископаемых на астероидах. Однако окупиться это предприятие обязательно.

Напомним, исследователи NASA в будущем планируют захватить астероид массой в 500 тонн, поместить его на окололунную орбиту и построить там космическую станцию, на которой астронавты смогут произвести дозаправку на пути к Марсу.

середа, 30 січня 2013 р.

«Представьте, как нам было обидно» - Гендиректор НПО им. Лавочкина Виктор Хартов объяснил, почему провалился проект «Фобос-Грунт»


«Фобос-Грунт» 15 января 2012 года на 1097-м витке орбиты вошел в плотные слои атмосферы и сгорел. Если какие-то обломки аппарата и достигли Земли, то упали они в несудоходном районе Тихого океана. Так завершился проект, который был надеждой российской межпланетной космонавтики на протяжении почти 20 лет. 


Спустя год после крушения аппарата «Лента.ру» поговорила с генеральным директором НПО им. Лавочкина (эта компания разрабатывала «Фобос-Грунт») Виктором Хартовым — о причинах провала «Фобоса», состоянии отечественной космической отрасли и о том, почему американцы по-прежнему впереди.

На проходной НПО им. Лавочкина меня встречает мужчина, который представляется Юрием Николаевичем. Пока мы идем к корпусу музея (на территории завода располагается великолепный музей, в котором есть совершенно уникальные экспонаты — например, капсулы, в которых на Землю был доставлен лунный грунт), я замечаю в стороне — за забором с колючей проволокой — стройку. «Ваше?» — интересуюсь я. «Нет, конечно, — ухмыляется Юрий Николаевич, — это какой-то офисный центр строят. Пять или шесть этажей. Ставь на крышу камеру и спокойно снимай всю территорию секретного завода». Последнюю фразу он произносит с горечью. На вопрос, кто мог разрешить такое строительство рядом с режимным объектом, пожимает плечами: «Ну кто-то разрешил».

Лента.ру: Давайте начнем с истории проекта.

Виктор Хартов: Начать стоит с автоматических станций «Вега-1» и «Вега-2». В 1984 году с разницей в шесть дней станции отправились к Венере. В СССР из соображений надежности запускали сразу две станции — не одна долетит, так другая. В случае с «Вегами» страховка не потребовалась — обе станции долетели. Вместе с ними на Венеру прибыли посадочные аппараты и аэростаты. Были исследованы характеристики атмосферы Венеры в процессе спуска и полета аэростатов, проведено исследование грунта посадочными аппаратами. Огромное количество новых данных. А потом, выполнив роль ретрансляторов для посадочных аппаратов, станции за счет гравитационного маневра направились к комете Галлея. При прохождении вблизи ядра они потеряли от столкновений с веществом кометы половину мощности солнечных батарей, но задачу выполнили — уникальные данные о ядре кометы получили. Проект «Вега» чрезвычайно удачным получился.

Потом была пара станций «Фобос-1» и «Фобос-2» — как следует из названия, к марсианскому спутнику. Там, конечно, не все прошло гладко. Первую станцию потеряли во время полета к Марсу из-за ошибки в заложенной с Земли программе. До Марса долетела вторая станция и успешно сблизилась с Фобосом. Но потом связь исчезла. Наверное, марсианам вся эта суета не очень понравилась...

Скорее, фобосианцам.

Ну да,

Но тут начались девяностые. Надо понимать, в каких условиях приходилось трудиться над этим аппаратом и его составными частями: безденежье, угроза отключения электричества, воды, долги по зарплате. И психологически очень непросто.

Сложность научных космических аппаратов вынуждает применять технические решения на самой грани возможного. И при любом контроле успех миссии зависит от каждого работника. И каждый должен понимать — одна ошибка одного человека может свести весь многолетний труд на нет. Должна быть осознанная самодисциплина, а какая тут осознанность — денег нет, перспектив не видно, в стране черт-те что. Поленился надеть антистатический браслет, коснулся тайком аппарата — щелкнуло статическое электричество, и все, где-то перегрузилась микросхема, бомба для будущих проблем заложена...

«Марс-96» запустили, но разгонный блок не сработал. Всего через несколько часов станция вошла в атмосферу и сгорела. Это был, конечно, удар. Хотя, как написал в своей книге Эрик Михайлович Галимов, случившееся было «скорее, закономерным результатом, нежели несчастным случаем».

После этого провала нужно было срочно что-то решать, выбирать следующий проект. Иначе дело шло к потере отечественной межпланетной космонавтики вообще: без работы теряются навыки, разбредаются кадры. Набирали активность американцы, которым удалось запустить Mars Global Surveyor, а потом сразу же Mars Pathfinder с первым марсоходом. Повторять «Марс-96» не имело смысла, поэтому родилась идея попробовать что-то, на что, скажем, американцы или европейцы не решатся. С другой стороны, это должно было быть нам по силам. Так и родился «Фобос-Грунт» — проект доставки с марсианского спутника грунта на Землю. С одной стороны, это должно было стать уникальным проектом, с другой — у нас были наработки по «Фобосам», был опыт (пусть и не совсем удачный), который вполне можно было применить в этой миссии. Изначально предлагаемая программа включала в себя запуски к Луне — в том числе, для того чтобы обкатать необходимые для полета к Фобосу технологии.

Да, Луна, конечно, представляется целью попроще.

Менее сложной, я бы сказал. Такое последовательное наращивание сложности жизненно необходимо. Как бы мы ни старались, предусмотреть на Земле все, что может случиться в космосе, просто невозможно. Безусловно, максимально необходимо имитировать космические условия при отработке аппаратов на Земле. Но каждое очередное приближение к реалиям полета обходится все дороже. Поэтому с какого-то уровня целесообразной становится уже летная проверка, естественно, с риском невыполнения миссии. И так было всегда. Например, в советское время из 58 лунных миссий только 29 были успешными. И в целом у каждого проекта есть три взаимосвязанных параметра: сложность миссии, затраты средств и времени на подготовку и риски. При очень сложной задаче и ограниченных затратах обязательно возрастают риски. И так далее.

Так что стало с этими пробными лунными миссиями?

Ничего не стало. В какой-то момент — видимо, в результате всяческих урезаний бюджета — эти лунные проекты просто исчезли. Видимо, решили, что это слишком долго, дорого, поэтому будем запускать сразу на Фобос.

Подождите, кто это решил?

Проект долгий путь прошел от идеи до реализации. Пока шел по этому бюрократическому пути, Луна и отпала.

Я не спрашивал, как это вышло. Меня интересует, кто конкретно принимал это решение? Речь же о том, что был вполне себе логичный проект, осмысленный. А потом здравый смысл из этого проекта выветрился, что, в перспективе, и привело к провалу всей задумки. Должен же быть кто-то виноват в этом?

Да вы прямо по классике — кто виноват и что делать. Тут же не виноватых искать надо, а учитывать этот опыт сегодня.

Давайте тогда я переформулирую вопрос: чисто теоретически, если мы решим найти виноватых в этом провальном решении, это можно будет сделать?

Не было провального решения. Так сложилось при эволюции космической программы. Здравая идея последовательного наращивания сложности миссий где-то выплеснулась. У нас же в стране вообще есть проблема с системным подходом, в том числе и в космической отрасли.

Хорошо. Так что же было дальше с «Грунтом»?

Луна отпала, но это не значит, что проект сдвинулся с мертвой точки. В 1998 году начались работы, но денег, по-хорошему, не было ни на что. То есть шло только согревающее финансирование. По-настоящему деньги стали выделяться только со второй половины 2008 года — при первом сроке запуска в 2009-м.

Что значит — согревающее?

Например, за первые пять лет порядка 50 миллионов рублей при общей стоимости проекта около пяти миллиардов рублей. Кстати, просто для сравнения, затраты на американский марсианский проект MSL «Кьюриосити» — 75 миллиардов рублей, при одном с нашим порядке сложности.

То есть никаких работ технических, с железом?

Нет, конечно, никаких работ с летным оборудованием. Аппарат изготавливали в последние два года, когда, наконец, появились достаточные деньги. Но самое главное: из-за длительного перерыва в межпланетных полетах практически все бортовые системы были разработаны вновь — и не имели летной квалификации. Представьте, сложнейший комплекс, включающий в себя перелетный аппарат, посадочный и возвращаемый аппараты, спускаемую капсулу, а все составные части выполняют задачу в космосе первый раз. По моим субъективным ощущениям вероятность полного выполнения программы полета была около 50 процентов. Разумеется, стоял вопрос о допустимости такого риска. Но снизить его можно было только начав программу сначала, изготавливая новый аппарат, предварительно «облетывая» составные части на более простых миссиях. Мы полетели. Рискнули. Начали вновь получать реальный летный опыт межпланетных полетов. Увы, недолго.

Было очень обидно.

А представьте, как нам было обидно. Когда аппарат вывели на орбиту, он должен был лететь к Марсу сам. По идее-то, существенное снижение риска было бы, если бы какой-нибудь разгонный блок толкнул бы его к Марсу (проверенный, отработанный разгонный блок). Если неполадка во время стабильного полета происходит, то у нас есть время, возможность как-то исправить ситуацию, перезаложить программу. Время терпит. А у нас же с начала проектирования было заложено совсем другое инженерное решение, очень опасное: «Фобос-Грунт» должен был сам, первый раз в жизни включившись, тут же лететь к Марсу. Другую схему полета ракета-носитель «Зенит» просто не могла обеспечить.

Есть удивительное совпадение. Американская миссия MSL — Mars Science Laboratory, которая доставила марсоход «Кьюриосити». У этого аппарата на третьи сутки зависла машина. В то же время, что и у нас — при включении звездного датчика (прибора для ориентации по звездам — прим. «Ленты.ру»). Но так как средства выведения уже толкнули аппарат в направлении Марса, то у американцев было время, чтобы машину перезапустить, программное обеспечение поправить — и все пошло гладко. Когда мы включили звездник (прибор для ориентации по звездам — прим. «Ленты.ру»), точнее должны были включить, и у нас прошел перезапуск компьютера, то мы ничего не могли сделать. Аппарат летал на очень низкой орбите, устойчивой связи не было, вовремя вмешаться в очень динамичный процесс было невозможно.

Мне очень понравилось, как американцы сформулировали причину (там тоже комиссия работала, конечно). Я, к сожалению, дословно не могу вспомнить, но смысл такой, что, мол, вскрылась ошибка, которая не могла быть найдена на Земле из-за невозможности полного моделирования всех условий полета.

У нас в выводах комиссии практически то же самое, только другими словами написано. А решения, создавшие предпосылки к провалу, — эти решения были сделаны на стадии проектирования. Схема выведения к Марсу, наличие радиолинии для устойчивой связи около Земли, полностью новое оборудование, эти тонкие места проекта не исправишь за год или два. Только закрывать программу и начинать все заново. А представьте, если бы в 2011 году был поднят вопрос — программу закрыть, «Фобос-Грунт» не пускать. Какова бы была реакция общественности?

Думаю, что она была бы крайне негативной.

Конечно, есть у нас в стране некое общественное мнение, некие форумные обсуждатели. Что бы они сказали? «А, мы опять такие дерьмовые; спалили деньги; распил, наверное; растащили эти деньги и вот теперь решили: раз — и закрыть! Молодцы, закопали деньги!»

Это вообще большая проблема — реакция прессы, общественности. Вспоминается притча о божьей коровке на краю поля. Прилетает муха с этого поля и говорит: там так много дерьма. Прилетает пчелка: там такие замечательные цветы, я много меда прекрасного набрала. Так вот у нас все больше мухи. В течение последних 20 лет (а именно за это время формируется уровень такой сложной отрасли) затраты на космос в США во многие десятки раз превышают аналогичные затраты России. Там надо считать не только сам бюджет NASA, но и деньги, которые попадают в отрасль от армии, флота, ЦРУ, агентства национальной безопасности и прочих. Так вот, у нас в десятки раз (может, даже в сотни) меньше средств пошло в космос за это время, а вся связь в России обеспечивается российскими спутниками. Промышленность, образование пережили тяжелейший упадок, а мы делаем запусков больше всех в мире. И что в ответ на это? Ярлык — «извозчики». Да каждая страна мечтает о такой роли. А можем только мы.

Или вот самый яркий и печальный пример — «Глонасс». Невероятная ведь вещь: мы сравнялись с Америкой, россияне создали свое навигационное поле Земли, европейцы только в начале пути (но как еще он пойдет?), китайцы изо всех сил стараются сделать — и у них гораздо хуже характеристики, да и работы непочатый край. А мы здесь, в России, создали. Но только что сейчас человек думает, когда слышит «Глонасс»? «Ворю-ю-ги».

Видеть в себе только плохое и смаковать это — любимое занятие многих. Патология какая-то. Есть в случае космоса и способствующее этому обстоятельство. Перешедшие уже в область мифологии воспоминания о былом идеальном космическом величии Советского Союза и завышенные ожидания от сегодняшней космонавтики. А ветераны прекрасно знают, с какими потерями и рисками всегда был сопряжен путь в космос. Читайте воспоминания.

Мне кажется, ни у кого духу не хватает признать: «Знаете, у нас и 20 лет назад все было очень плохо, у нас еще нет выстроенной системы производства, и мы вынуждены жить с тем, что есть. Но стараемся как можем — и смотрите, еще есть результат». Вместо этого начинается: «Щас, да мы щас, да мы щас...» Потому что мы великая космическая держава, мы все умеем. Нам очень хочется ничего не делать, а потом сразу в дамки. Вот люди и ожидают успехов. Хотя давайте обратно к «Фобос-Грунту», а то с такими рассуждениями нас вполне могут и в непатриотизме обвинить. Итак, ситуация была — либо запускать с определенным риском, либо отменять и строить новый.

Да, так и было. Только мы не умеем оценивать риски запусков, как это делают американцы. Они, например, про все тот же MSL с самого начала говорили, что система посадки уникальна, вероятность успеха — всего 60 процентов. То, что у нас сбой произошел на самом раннем этапе, это особенно обидно. Как я и говорил, случись позже, когда мы были на траектории полета к Марсу, то инструменты для исправления ситуации у нас были.

Что было дальше?

Нужно учесть следующий фактор. При запусках с российских космодромов второе включение двигателей разгонных блоков, и в том числе двигателей «Фобос-Грунта», который выполнял в это время роль разгонного блока, обычно происходит над южным полушарием. А там у нас станций слежения нет, то есть когда на «Фобосе» произошел сбой, мы его просто не видели.

Аппарат болтался на орбите до середины января. И там постоянно были такие качели — говорили, что можно еще спасти, потом — что нельзя, потом снова, что можно. И так продолжалось довольно долго, где-то до середины декабря. Все это выглядело довольно противоречиво и подозрительно. Когда точно стало понятно, что все, остается только ждать, пока сгорит?

Тогда же, в середине декабря. Мне кажется, никакой полировки не было. Ведь мы действительно боролись за миссию. С какого-то момента, конечно, было ясно, что уже, например, не удастся вернуть капсулу с грунтом. Но еще что-то сделать, какие-то данные получить было можно. Да и китайский спутник на борту был. С каждым днем баллистическая ситуация ухудшалась, но надежда была.

Сразу же нам стали предлагать помощь, в части привлечения наземных станций, наши коллеги из США, Европы. Включая Швецию, у которой есть станция в Чили. У нас нет в Южном полушарии станций. А у великой космической державы Швеции — есть. Это я к слову о наших сегодняшних возможностях, о том, из какой глубокой ямы выбирается сейчас наша космонавтика. А вообще, я должен сказать, что в этой драматической ситуации мы получили большой опыт работы с западными партнерами. И еще раз почувствовали реальное космическое братство. Например, когда станция в Перте (Австралия) приняла наш сигнал, мы слышали по громкой связи с европейским центром в Дармштадте такие радостные и торжествующие крики наших коллег!

Главная же проблема со связью была из-за низкой орбиты. Практически невозможно сделать радиосредства, хорошо работающие и на расстоянии 100 миллионов километров, и 300 километров. А для отдельной радиолинии ближней зоны просто не было резерва массы.

После, когда «Фобос» уже сгорел, говорили, что технически аппарат был не готов.

Нет, конечно, так говорить нельзя. С точки зрения техники аппарат был готов — прошел полный объем проверок, предусмотренных нашими стандартами. Правильно сказать, что было большое количество рисков, заложенных в саму концепцию.

После падения «Фобоса» работала межведомственная комиссия. Сплошь опытные специалисты работали ночи напролет. Все собрали, все проанализировали, выводы все правильные сделали. Только вот лучше бы это сделать в процессе создания космического аппарата. Но не было системы собирать умных людей до того, пока гром не грянет. Сейчас идет совершенно правильная работа по созданию в отрасли такой системы.

Какие выводы сделала комиссия?

Они опубликованы.

Опубликованы. Но если коротко?

Если коротко, то в конкретной микросхеме произошел эффект ТЗЧ — тяжелой заряженной частицы. Схема встала в тупик. И это все лечилось просто: надо было машину выключить-включить. Бортовая логика отработала правильно, система перезагрузилась самостоятельно и ждала команды, что ей делать дальше. Все работало, станция была ориентирована, но из-за проблем со связью дать ей команду на продолжение циклограммы отлета к Марсу не удалось. Задним числом, конечно, понятно, что нужно было добавить в бортовую логику еще одно правило: если система находится слишком долго в режиме ожидания, она должна самостоятельно пытаться понять, в какой фазе полета аппарат находится, и принимать соответствующее решение. Да много чего стало яснее после. После драки кулаками не машут. Хотя это и называется опыт. Сын ошибок трудных.

А что вы думаете по поводу информации в прессе, что «Фобос-Грунт» якобы сбил американский радар?

В пылу борьбы за спасение экспедиции у нас было много разных версий, в том числе и конспирологических. Потом разобрались. Когда терпишь неудачу, есть два варианта поведения. Первый — найти виноватого, врага. Второй — разобраться, что сделал не так, и сделать выводы. Я думаю, мы в конце концов выбрали правильный вариант.

Ну и какие выводы были сделаны? Что делать-то (опять по классике спрашиваю)?

Я считаю, что проблем вскрыто много и выводов сделано тоже достаточно. Например, о необходимости последовательного наращивания сложности миссий. О максимально возможной межпроектной унификации технических решений и бортового оборудования. Это действительно хороший резерв для повышения эффективности отрасли. В частности, до сих пор у нас применяется очень большое количество типов процессорных наборов, на которых строят бортовые машины. Больше, чем во всем остальном мире. Обеспечить необходимое качество, радиационную стойкость для всех них — большая, практически нерешаемая задача. Нужно выбрать и поддерживать один-два варианта. Как делают в США и Европе. Стала ясна необходимость срочного внедрения строго промышленного подхода к программированию. Внедрения системы этапных рассмотрений с привлечением экспертов. И прочее, и прочее.

То есть главный вывод из истории с «Фобосом» в том, что мы совсем отстали? Или что наша космическая отрасль пребывает в полной изоляции от мировых процессов? Все вот стремятся к унификации, а мы — нет?

Все сложнее. Есть крупные российские фирмы, полноправные участники мирового рынка. Например, ОАО «ИСС им. академика Решетнева» успешно продает свои спутники связи иностранным заказчикам. ГКНПЦ им. Хруничева занимает своим «Протоном» изрядную долю мирового рынка пусковых услуг. Самарский «Союз» вместе с нашим разгонным блоком «Фрегат» закупают европейцы. Фактически конечную продукцию — спутники, ракеты, разгонные блоки — мы можем делать конкурентоспособную. Иная ситуация с российскими производителями составных частей космических аппаратов: приборов, датчиков, исполнительных элементов. Их достаточно много, но практически нет с амбициями, готовых играть на мировом рынке. Любая западная фирма, начиная делать какой-либо прибор, сразу борется за глобальный сбыт. И в случае успеха изготавливает, например, более ста звездных приборов в год. Как французский Содерн или немецкая Йена. У нас гораздо больше предприятий, которые делают звездные приборы, но только для внутреннего рынка и по несколько штук в год. А то и меньше. Разве может в этом случае быть достигнут тот же уровень качества? Специалист раз в год выполняет какую-либо операцию. Это уже не специалист. А стоимость содержания различных барокамер и КПА раскладывается не на сто приборов, а на один. Есть такой мировой океан, где плавают акулы — и есть теплый прудик, набитый карасиками. И эти караси в мировой океан не стремятся, им тут хорошо и спокойно. Но просто разрушить перемычку между прудом и океаном нельзя. Скушают карасиков. Полноправной частью западного мира мы не стали — и независимые производственные способности нужно сохранять. Но карасикам волшебный пендель дать надо — достоин жить тот, кто имеет глобальные амбиции.

Это совсем общая проблема. Не только в космической отрасли. Как этот пендель дать?

Это вопрос эффективного собственника. Когда спрашиваешь западного партнера: «Как это у вас получается постоянно технически развиваться, оптимизировать структуру, затраты?» — «Ну как, у нас же просто: у нас все акции имеют стоимость на рынке, и если собственник фирмы видит, что их стоимость снижается, тут же меняет верхний менеджмент. Поэтому верхний менеджмент изо всех сил борется за этот интегральный показатель эффективности работы фирмы».

Вы правы, нет собственника. А есть попытки реформировать всю отрасль сверху. Перестановка местами слагаемых — одни фирмы сливают с другими, вторые делят, третьи переименовывают. А вот если вас как руководителя спросить — что в такой ситуации делать? Только конкретно.

Это не ко мне. Мне доверили управлять фирмой. У меня задачи — план, положительный бюджет, технический уровень, загрузка, квалификация специалистов и прочее, и я над этим работаю. Ваш вопрос к руководителям другого уровня, которые должны заниматься решением этих проблем (и занимаются). Я вообще оправдываться пришел по «Фобос-Грунту» — так уж, честно говоря. Пытаться объяснить, почему мы не выполнили задачу.

Проблемы, результатом которых стал провал проекта, тоже важны. Когда, скажем, я говорю, что у нас в космической отрасли нет системы, — это одно. Когда человек вашего уровня — совсем другое. Потому что правда такая — все плохо.

Нагнетать не стоит. Есть же совершенно положительные результаты. Я о них уже говорил выше. Или вот, например, летает космический совершенно уникальный радиотелескоп «Спектр-Р». Тут мы возвращаемся к тому, что мы просто не умеем себя подать. Ведь «Спектр-Р» позволяет видеть внутреннюю структуру объектов в других галактиках на расстоянии 3,5 миллиарда световых лет. Но ярко осветить этот выдающийся результат не можем.

У меня, к слову, была возможность сравнить. Летом я присутствовал в американском центре JPL при посадке на Марс «Кьюриосити». Это было просто великолепное шоу: постоянные доклады, рассказы, разные точки съемки. Настоящий Голливуд. И после посадки один из инженеров с мужественным лицом очень четко, как хороший актер (то ли репетировал, то ли в натуру у них это уже вбито) заявил: мол, мы долго терпели неудачи на пути к Марсу, но проявили настоящий американский характер, настойчивость и теперь покоряем Марс раз за разом. Я специально потом посмотрел: в 1992-м Mars Observer — связь потеряна за три дня до марсианской орбиты. 1996-й — нормально слетали. 1996-й, еще один, первый марсоход — нормально слетали. 1998-й, Mars Climate Orbiter — не вышел на орбиту Марса. 1999-й, Mars Polar Lander — связь исчезла перед вхождением в атмосферу. 1999-й, Deep Space II — связь потеряна при посадке. А дальше — 2001-й, 2003-й, 2005-й, 2007-й, 2011-й (MSL с «Кьюриосити»), в 2013-м будет пуск еще. Каждое баллистическое окно производили пуски — и научились. Да как научились.

Очень впечатлил факт: во время посадки они выстроили спутники, которые у них на орбите Марса летают, таким образом, что было получено изображение открывшегося парашюта. Мы здесь, возле Земли, не имеем возможности такое сделать, а они возле Марса это сделали. Это же потрясающе. Но посмотрите чуть выше — сколько полетов у них было за последние 20 лет. Против нашего одинокого «Фобос-Грунта».

Какие дальнейшие планы у вас?

Мы, по сути, вернулись к тому, с чего начинали — к предложению академика Галимова.

То есть сделали выводы из неудачи и вернулись к плану почти 20-летней давности?

Сейчас выстроена достаточно здравая программа, на мой взгляд, где первый полет — к Луне. Это полет-демонстратор, где мы должны себе и всему миру доказать, что можем садиться на Луну. Когда мы садились в последний раз? В 1976-м «Луна-24» привезла образцы грунта. Почти 40 лет прошло. Нельзя уже сказать, что мы умеем летать на Луну — это надо доказать.

Так что первая миссия будет упрощенной с точки зрения науки, масса поменьше, апробированная схема посадки. По плану это 2015 год. Сядем мы так же, как садились в СССР, — выбираем расчетную точку и опускаемся. Надо понимать, что мы должны быть готовы к тому, например, что на месте посадки будет камень. Недавно американцы опубликовали фотографию лунной поверхности, где видно, что одна из наших «Лун» (не помню, какой номер) стоит прямо рядом с кратером. То есть повезло, когда садились.

Вторая миссия пойдет попозже, она уже будет с большой наукой. При этом потребуется обеспечить безопасную посадку в сложной области. Сейчас ученых интересуют полярные районы Луны, а там удобных для посадки зон не так уж и много. Придется решать сразу две задачи: навигация возле Луны, чтобы прилуниться в требуемом районе, и обеспечение безопасности посадки — чтобы в случае чего даже в самый последний момент можно было сманеврировать и уйти от помехи. Чтобы не полагаться на везение.

На каком этапе первый проект сейчас?

Учитывая опыт «Фобос-Грунта», идет очень серьезная коррекция раннее созданного задела. В этом году мы должны полностью определиться с составом и характеристиками бортового оборудования, поставщиками, интерфейсами, графиками, объемами наземных испытаний. Последнее особенно важно, критически важно. Соотношение натурного моделирования с математическим. Удастся ли обойтись без реальных полетов моделей посадочных аппаратов? Как всегда поиск оптимального соотношения затрат, рисков и технических характеристик.

Думаю, про более далекие планы пока спрашивать смысла нет?

Думаю, нет. В будущем хотим лед привезти с Луны. Есть гипотеза, что он накапливался там миллиарды лет. Возможно, его туда принесли кометы из разных уголков Вселенной. Такой образец очень нужен ученым.

Слушайте, а не кажется ли вам все это очень долгим? То есть вот с конца 1980-х, как отлетали «Веги», мы ничего не запускали. Как-то тормозится у нас научный прогресс, разве нет?

Конечно, если с 1940-50-ми сравнивать, то мы вообще еле плетемся. В 1940-х наше НПО выпускало еще деревянные самолеты, а в 1950-х — уже полностью титановые сверхзвуковые межконтинентальные крылатые ракеты. В 1957 году в космос запустили спутник, а через четыре года — уже человека. Всего 16 лет с окончания войны прошло. А в 1969 году американцы уже на Луну человека отправили.

Конечно, кривая прогресса несколько загнулась, более пологой стала. Но мне кажется, это естественно — использована сумма знаний, накопленная к этому моменту. Вообще, вера в то, что должен быть постоянный мощный прогресс — это скорее западный фетиш. Ведь не всегда так было. Вот создало человечество парус, а потом под ним тысячи лет ходило. Вот и мы сейчас на таком же плато — нам надо научиться извлекать плюсы из тех «парусов», которые мы уже научились делать. Нам для следующего качественного скачка не хватает знаний — мы же только сейчас разобрались, что барионная материя, к которой все известные законы физики применимы, и пяти процентов от всей Вселенной не составляет. Впрочем, это мы уже в проблемы философии познания ушли.

Космическая тема замечательна именно тем, что при ее обсуждении всегда философия всплывает. Вот, например, вы говорите, что прогресс не должен быть фетишем. Тогда пытливый читатель может спросит: а зачем нам космос? У нас дети голодают.

Все предыдущие периоды истории человеческой цивилизации были гораздо менее комфортными для жизни людей. Но даже тогда находились силы для движения вперед.

После интервью меня до проходной провожает все тот же Юрий Николаевич. Непонятно как, но наш разговор перескакивает на обсуждение небольшой деревянной церкви, больше похожей на часовенку, стоящей на территории завода, — недалеко от все той же проходной. «Нет-нет, настоящая церковь, — уверят меня Юрий Николаевич, — ее два митрополита приезжали святить. А разрешение дал сам патриарх. Оказывается, даже на освящение такой небольшой церкви нужно личное разрешение. Зато теперь тут все можно служить. К крещению еще и баки со святой водой поставят».

Андрей Коняев

Южнокорейский ИСЗ успешно вышел на орбиту Земли

Южнокорейская ракета KSLV-1, старт которой состоялся в 16.00 по местному времени (09.00 по киевскому), вышла на заданную высоту и успешно вывела исследовательский спутник на околоземную орбиту, говорится в сообщении Института аэрокосмических исследований Южной Кореи. 

KSLV-1 успешно вывела спутник на орбиту Земли / Фото : kari.re.kr Старт ракеты-носителя состоялся в 16.00 по местному времени (09.00 по киевскому времени). Прямую трансляцию запуска ведут южнокорейские телеканалы. Как говорится в сообщении телеканалов, к настоящему времени произошло успешное отделение первой и второй ступени, сообщают РИА Новости. 

Разработка ракеты KSLV-1, также известной как Naro-1, была начата в 2002 году. С 2004 года, согласно подписанному контракту, в проекте также участвовали российские компании: создатель первой ступени - ГКНПЦ имени Хруничева, а также Конструкторское бюро транспортного машиностроения, которое отвечало за разработку проекта наземного комплекса. 

Изначально запуск KSLV-1 был запланирован на 29 ноября 2012 года, однако он был отменен из-за ряда неполадок. Успешный запуск Naro-1 стал третьей попыткой Южной Кореи войти в число космических держав, которые вывели на околоземную орбиту спутник на собственной ракете-носителе. Две предыдущие попытки Сеула стать членом космического клуба, предпринятые в 2009 и 2010 годах, закончились неудачей.

НАСА создает робота для добычи воды на Луне

Кроме “лунного грузчика”, инженеры НАСА, как выясняется, разрабатывают лунного шахтера и грунтовоза. 

Проблема все та же – низкая гравитация, означающая слабое сцепление с грунтом. Regolith Advanced Surface Systems Operations Robot Excavator (RASSOR Excavator) спроектирован в несколько в необычном ключе: для решения проблемы трения он использует нечто больше похожее на дисковые пилы (или передний каток MTT), чем на колеса.

Крепятся они едиными блоками по три барабана каждый к парам задних и передних конечностей, что позволяет при встрече высоких препятствий поднять передний каток на их вершину, а затем, при спуске, избежать переворачивания, удерживаясь за гребень задним катком

Функционировать RASSOR Excavator должен не сам по себе, а в паре с автономным роботизированным комплексом — оборудованием, перерабатывающим лунный грунт. Для взаимодействия с ним робот умеет трансформироваться в Z-образную форму, при которой его верхняя площадка, предназначенная для перевозки грунта, поднимается на 75 см над поверхностью земли (то есть Луны). Оттуда добытый реголит — по 18 кг за раз — сможет подобрать перерабатывающий агрегат.

Несмотря на мнение ряда учёных о том, что смёрзшийся лунный грунт будет сложен для обработки и извлечения из него воды, в НАСА уверены, что в приполярных кратерах лёд существует в чистой форме и лишь слегка присыпан реголитом. Его нужно только раскопать и перевезти — для этого и создан телеуправляемый робот-копатель с широкими возможностями для автономных действий.

Особенно подчеркивается, что по проходимости небольшой робот весом всего в полцентнера близок к танку — за счёт барабанных катков (с развитыми грунтозацепами) на носу и корме. Благодаря повышенному сцеплению он сможет двигаться впятеро быстрее Curiosity, максимальная скорость которого не превышает 4 сантиметров в секунду.

Другой сильной стороной нового шасси называется его надёжность. К такой конструкции пришлось обратиться потому, что на испытаниях в пустынных условиях Калифорнии чисто гусеничные шасси показали слабость, неприметную на Земле: гусеничные звенья и элементы подвески засыпались пылью, блокировавшей со временем их дальнейшее вращение. На земных танках всё прекрасно чистится при помощи лома и танкового экипажа, да и столь тонкая пыль, как на Луне, у нас отчего-то не в ходу. Кроме того, грязь может быть смыта исключительно доступной водой, с которой на спутнике пока проблемы…

По расчётам, чтобы заправить одну ракету топливом, получаемым гидролизом из лунной воды (кислород и водород), одному RASSOR Excavator’у потребуется работать пять лет по 16 часов в сутки. Очевидно, что люди вряд смогут ходить за ним всё это время и счищать пыль с катков. Поэтому после испытаний от гусениц отказались, ну а колёса трудно рассматривать как опцию для мини-экскаватора при низкой гравитации.

Будем надеяться, что после доводки прототипа RASSOR Excavator 2, намеченного на 2014 год, устройству всё же удастся поработать по прямому назначению.

вівторок, 29 січня 2013 р.

Реактор для космического ядерного двигателя будет готов к концу 2014 года

Реактор для будущей космической ядерной энергодвигательной установки будет готов к концу 2014 года, а вся установка будет готова к полету в 2018 году, сообщил РИА Новости академик Анатолий Коротеев, директор Центра имени Келдыша, где создается установка.

"Мы должны подготовить первый образец к летно-конструкторским испытаниям в 2018 году. Полетит ли она или нет, это другое дело, там может быть очередь, но она должна быть готова к полету", — сказал Коротеев, добавив, что реактор для установки будет готов к ресурсным испытаниям до конца 2014 года.

В 2010 году президент РФ Дмитрий Медведев распорядился создать космический транспортно-энергетический модуль на основе ядерной энергетической установки мегаваттного класса. На разработку всего проекта потребуется 17 миллиардов рублей на девять лет. Центр имени Келдыша будет создавать ядерную энергодвигательную установку, а РКК "Энергия" — сам транспортно-энергетический модуль.

Сама установка состоит из четырех элементов — реактора, турбокомпрессорного генераторного блока, вырабатывающего электричество, самого электроплазменного двигателя и системы сброса низкопотенциального тепла. Последняя — наиболее технологически сложный элемент установки.

Коротеев пояснил, что время летных испытаний установка должна быть выведена на орбиту высотой не менее 800-1000 километров и только на этой высоте она может быть включена. "На более низких орбитах в случае каких-то неудач на Землю могут упасть радиоактивные фрагменты", — сказал ученый.

С МКС впервые передана научная информация по лазерному каналу связи

Российские космонавты впервые в мировой практике прикладной космонавтики передали по лазерному каналу реальную научную информацию, подготовленную ими на борту Международной космической станции (МКС), говорится в сообщении, опубликованном во вторник на сайте Роскосмоса.

"Информация передавалась через атмосферу Земли в дуплексном режиме со скоростью 125 мегабит в секунду от бортового лазерного терминала и три мегабита в секунду от наземного лазерного терминала. В состав архива данных рабочей информации от экипажа МКС входили снимки Земли из космоса и телеметрия. Архив данных объемом 400 мегабайт передан полностью и без ошибок", — отмечается в сообщении.

Ранее информация, в том числе фотоснимки, передавалась с МКС на Землю по каналам радиосвязи.

Работы проводятся в рамках космического эксперимента "Система лазерной связи" по передаче информации по лазерному каналу между МКС и наземной станцией "Архыз" на Северном Кавказе, принадлежащей российской научно-производственной корпорации "Системы прецизионного приборостроения" (НПК "СПП"). Аппаратура лазерной связи создана НПК "СПП" совместно с РКК "Энергия" под руководством Роскосмоса.

"Полученные результаты позволяют перейти к этапу практического использования высокоскоростных систем передачи информации в целях повышения эффективности космических аппаратов дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ).

Можно ли тёмную энергию объяснить симметронным полем?

Поле, пронизывающее Вселенную и играющее роль «пятой силы» (пятого взаимодействия), которая действует между массивными телами, может быть кандидатом на роль тёмной энергии и объяснением ускоряющегося расширения Вселенной. Такое поле, известное как симметронное, имеет симметрию в областях высокой плотности; в областях низкой плотности, таких как вакуум, симметрия, напротив, нарушена.

Пока концепция симметрона остаётся чисто теоретической. Однако в своём новом исследовании физик Амол Упадхи из Аргоннской национальной лаборатории (США) представил расчёты, согласно которым ранее не исследованный режим симметрона в масштабах, близких к тёмной энергии, породит новую пятую силу на субмиллиметровых дистанциях. Учёный предлагает провести эксперимент по измерению гравитации на столь малых масштабах, чтобы, возможно, выяснить, является ли тёмная энергия действительно симметронным полем, а не чем-то иным.

«Тёмная энергия в целом может быть описана постоянной (или медленно изменяющейся) плотностью энергии вакуума — словно поле, потенциал которого имеет небольшое положительное значение, — рассказывает физик. — В присутствии такой энергетической плотности эйнштейновское уравнение общей относительности предсказывает, что Вселенная будет расширяться со всё увеличивающейся скоростью».

В теории симметронное поле — это посредник пятой силы в условиях, когда симметрия такого поля нарушена, то есть при низкой плотности вещества, в вакууме за пределами галактик. В состоянии нарушенной симметрии симметронное поле должно взаимодействовать с материей. Правда, взаимодействие это будет очень слабым, на уровне гравитации, если не меньше, а потому зафиксировать его не так просто. Из расчётов г-на Упадхи следует вот что: если его энергия взаимодействия с материей равна 1 ТэВ, а масса симметрона — 10–3 эВ, то существование поля можно проверить при помощи текущего эксперимента Этвёша (Eötvös).

В его рамках (см. иллюстрацию) пятое взаимодействие (обусловленное симметроном) должно проявить себя, вращая второй диск таким образом, чтобы он смог взаимодействовать с первым диском.

«В эксперименте Этвёша используется пара металлических дисков с одинаковым набором отверстий в каждом из них, — поясняет г-н Упадхи. — Верхний диск подвешен на проволоке, что позволяет ему свободно вращаться, в то время как нижний вращается с определённой постоянной частотой. Пятое взаимодействие должно вызвать вращение верхнего диска, причём такое, что его набор отверстий должен совпасть с набором нижнего диска».

В декабре 2012 года Амол Упадхи посетил группу, проводящую эксперимент Этвёша, и та, заинтересовавшись теорией, провела модификации в экспериментальном устройстве, позволяющие искать симметронные поля. Собственно экспериментальный поиск их следов уже ведётся.

Отчёт об исследовании опубликован в журнале Physical Review Letters.

Facebook иронизирует над иранским космонавтом-обезьяной. А зря



В Иране запустили в космос обезьяну, сообщает “Agence France-Presse”, ссылаясь на телевизионный канал “Al-Alam TV”. Ранее уже сообщалось, что событие это запланировано было на начало февраля текущего года. Почему для отправки в космос выбрали обезьяну, разбирались эксперты раздела “Новости науки” журнала “Биржевой лидер”.

Иранская обезьяна побывала в космосе

Исходя из информации иранского телевизионного канала, запущенная с обезьяной в космос капсула, которая получила название «Пишгам», успешно приземлилась. Пока не уточняется о состоянии «пассажира» капсулы.

Так, запуск обезьяны в космос считается подготовкой Ирана для запуска своего астронавта, запланированного на 2021 г. На обезьяне ученые из Ирана намерены исследовать деятельность организма в состоянии невесомости.

Про то, что Иран намеревается запустить в космос животное, было еще известно в декабре 2008 г. При всем этом иранское правительство утверждало, что космическая программа государства носит сугубо мирный характер. Исходя из данных иранского Института аэрокосмических изучений, исследования, включая и с использованием животных, дорогу Ирану должны открыть к космическим пилотируемым полетам.

Необходимо отметить, что Иран прежде уже в космос отправлял живые организмы: червей, крысу и черепаху. В 2011 г. Иран планировал уже осуществить запуск в космос обезьяны и даже начал вести подготовительные работы, однако, так и не случилось этого. Факторы, по которым на иранской ракете запуск обезьяны так и не состоялся, не уточняются.


Серьезность космических амбиций Тегерана

Иранское космическое агентство – это государственное объединение Ирана по изучению космического пространства. Еще в 2005 году руководитель ИКА – Реза Тагизаде – заявлял, что в Иране выделяется полмиллиарда долларов США на пять последующих лет для того, чтобы выйти на восьмое место в перечне космических держав, которые самостоятельно запускают спутники. Иран использует в качестве высотных ракет, а также ракет-носителей модификации баллистических боевых ракет серии «Шахаб», считающиеся подобными ракетам КНДР, серии Тэпходон. Предшественниками иранской ракеты-носителя были высотные зондирующие ракеты.

Старт иранской космопрограммы был положен еще в 50-е годы прошлого столетия. Иран проявил собственную заинтересованность в космосе в 1958 г., когда появился на орбите 1-ый искусственный спутник Земли. Но эта заинтересованность осталась лишь заинтересованностью, поскольку за собой не повлекла развитие в Ираке космотехнологий. Позднее стало ясно, что космические технологии используются в основном в метеорологии, а также телекоммуникации.

Толчок для развития космической программы в Иране дал Мохаммед Реза Пехлеви. В период его правления /1977 г./ в Иране образовалась система спутниковой связи, что позволило Ирану подключиться в глобальную систему связи. Приблизительно тогда же исследователи Ирана сообщили о намерении запустить в космос собственный исследовательский спутник и под данные цели сформировать Иранское космическое агентство.

Второго февраля 2009 г. на орбиту вышел первый иранский спутник под названием «Омид». Ирак явился сорок третим государством, который смог позволить себе такое.


Животные в космосе

Животные посылались в космическое пространство на космических кораблях в научно-исследовательских целях. Так, до выхода в космос человека /1961 г./, полеты животных были с целью проверить, смогут ли будущие космонавты после полета выжить, если да, то каким образом полет может отразиться на их здоровье. Впрочем, в эпоху пилотируемой космонавтики животные в космос отправлялись для изучения разного рода биологических процедур, эффектов микрогравитации, а также в других целях.

Самые близкие по физиологии к человеку – обезьяны – неоднократно запускались в орбитальные и суборбитальные полеты до и после первого полета в космос человека. Соединенные Штаты Америкиобезьяну в космос запускали изнначально между 1948 и 1961 гг. по одному полету в 1969 г. и в 1985 г. В суборбитальные полеты запускались обезьяны Францией в 1967 г., Аргентиной в 1969-1970 гг., Ираном с 2011 г. Советский Союз, а также РФ запускали обезьян в период между 1983 г. и 1996 г. В космосе всего побывали тридцать две обезьяны; каждая имела только по 1 миссии. Использовались обезьяны из некоторых видов, включая макаки-резусы /основная часть/, макаки-крабоеды, а также обычные беличьи обезьяны и свинохвостые макаки. В США в период программы Меркурий отправляли в космос шимпанзе Энос и Хэм.


http://www.profi-forex.org/internet/social-nye-seti/facebook/entry1008151290.html

Роскосмос совместно с РАН реанимируют лунную программу

О создании объединенной рабочей группы Роскосмоса и Академии наук сообщил во вторник глава Федерального космического агентства Владимир Поповкин. Одна из ее основных задач — изучение возможностей колонизации Луны.

«В рамках рабочей группы будет обсуждаться выработка общей концепции изучения Луны как роботизированными, так и пилотируемыми средствами», — подтвердили «Известиям» в Роскосмосе.

Ранее, в понедельник, представитель Роскосмоса рассказал о проекте строительства на естественном спутнике Земли научных станций после 2030 года.

«Известия» выяснили, насколько осуществимы, по-мнению экспертов, планы Роскосмоса. Оценки специалистов разделились: одни называют заявления громким и необоснованным, другие верят в возможность их реализации.

Сурия Татевян, доктор физико-математических наук, заведующий отделом космической геодезии Института астрономии РАН критически отнеслась к сообщениям.

— Еще рано делать такие громкие заявления, — считает ученый. По ее мнению, проведено недостаточно исследований и опытов, чтобы так говорить о проекте и ставить даже примерные сроки.

Доктор физико-математических наук, заведующий отделом исследований Луны и планет Астрономического института МГУ, член Международного астрономического союза Владислав Шевченко напомнил, что подобные проекты существуют еще с конца 1970-х годов и уже реализовались бы, но такие задачи не были поставлены.

— То, что сегодня возникла такая идея, вполне закономерно как развитие дальнейшего проникновения человека в космическое пространство. Луна так или иначе станет частью земной инфраструктуры, как сейчас в нее входят околоземные орбиты, — говорит академик.

По его словам, исследование Луны необходимо и с фундаментальной, и с хозяйственной точек зрения. Во-первых, с нее можно проводить высокоэффективные наблюдения: на ней нет атмосферы, а сутки длятся месяц. Во-вторых, Луна — источник полезных ископаемых (в основном редкоземельных металлов), причем их запасы относительно неисчерпаемы: они образуются при падении комет и астероидов. Более того, уже 30 лет назад разрабатывался проект создания гелиоэлектростанций на поверхности Луны. Солнечные батареи должны были перерабатывать энергию Солнца в электричество и передавать по СВЧ (сверхвысокочастотному излучению) на Землю. Это освободило бы планету от части вредных выбросов, создаваемых электростанциями на углеводородах.

Здесь можно найти и строительные материалы.

— В лунном грунте находятся окислы железа, алюминия и титана. Если провести восстановление этих окислов, мы получаем в чистом виде кислород, алюминий, железо, индий и титан. Значит, это уже не нужно возить с Земли, — добавляет Шевченко.

Даже стартовать ракетам со спутника будет рентабельнее, чем с Земли: здесь есть все составляющие ракетного топлива (кислород и водород), а сила притяжения в шесть раз меньше, чем на нашей планете.

Исследование Луны, таким образом, — задача прикладная и вполне осуществимая, однако для ее решения потребуется много времени и средств, а также высококвалифицированных кадров, которых, по мнению экспертов, на данный момент нет.